• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: поэтическая рефлексия (список заголовков)
01:14 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
громыхает где-то вдали.
гвозди?
с неба гвозди летят, в пыли,
грязными предвестниками зари?
нет.
не гвозди предвещают рассвет.
звёзды.

продираясь сквозь колющий звездопад,
что оставляет раны - вестимо, колотые,
я не рад, я не друг, не брат
этим звёздам. я не гарант,
что не упаду распоротым.

послушай, хочу кричать я!
я не деспот, я не тиран!
не прошу для души причастья,
не прошу в подвенечное платье
обрядить ураган!
не прошу приручить ураганчик
(прирученный - не ураган уже),
сказать ему: милый мой мальчик!
показать строго пальчик,
дать на ручки душе!

продираться сквозь колющий звездопад
больно!
столько суток летит подряд,
столько лет я ему не рад!
да!
только в этом моя беда!
колют!

ураган мой шумит вдали,
заодно они со звездопадом.
я в грязи этой вечной, в пыли,
не предвестник я той зари,
что ты был бы рад ей.

послушай, я просто верил!
верил зачем-то в то,
что ты примешь мои потери,
что те сбудутся мне поверья,
что я жду лет так сто!
почему же ты не выносишь
(да, наверно, и как тут вынести)...
из звездопада выйти лишь просишь,
но не срываешь с воздуха просинь,
её не пытаешься вымести!

да, я верил, что ты найдёшь
выход!
только ты уже не придёшь,
ни о чём тебе не споёшь...
но
мне уже, вроде, всё равно.
тихо.

и иду я сквозь звездопад,
и кругом - гвозди.
я иду столько лет подряд,
я уже сам себе не рад -
знать,
чему радоваться опять,
поздно.

и теперь уже не надеюсь -
а на что, зачем и к чему?
ни что ветром вдали развеюсь,
иль со звёздами потускнею...
ни на то, что что-то пойму.
не прошу для души причастья,
а сквозь гвозди иду во тьму.
знать, куда - это тоже счастье,
знать, зачем, знать, в чьей горькой власти...
остальное мне ни к чему.

но я верил, верил тебе.
гвозди...
сверху вниз. а я - снизу вверх.
пусть мне больно. пусть не сумел.
но ведь
мне осталось о чём запеть...
то, что светит - то мне не смерть.
звёзды.

@темы: поэтическая рефлексия

19:29 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
все эти люди
мне
ослепительно
надоели.
один остаюсь
в своей вечно смятой постели.
в ингалятор дышу -
а дышу, кстати, еле-еле, -
и думаю: лишь бы на помощь однажды
успели.

молча шепчу:
не оставьте меня,
не забудьте.
и не подпущу
никого к себе я, по сути.
куда тут бежать,
когда ссохлось всё перепутье?
проще лежать
в этой смятой постельной мути.

все эти распри
мне давно уже
осточертели.
тихо, спокойно.
за окном тополя
и ели.
сам закрываюсь
(немедленно! все! позабудьте!),
и думаю:
хоть бы однажды успели на помощь
люди...

@темы: поэтическая рефлексия

21:34 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
господи, знаю, что ты мне, наверное, друг -
как же мой бог не быть может другом пастве?
так посмотри, что творится теперь вокруг,
будто пролили серую сверху краску.
господи, знаю, ты-то пролить не мог,
и серый дождь не мог не быть предназначен.
знаю, всему в этом мире отмерен срок,
но почему ты меня-то так озадачил?
господи, я не прошу ни о чём уже, глупо было б,
вновь не учтя пролитых дождями бед,
снова просить о том, что невыполнимо,
снова просить "пускай наступит рассвет".
но об одном не просить, увы, не смогу.
просто меня прости, но я умоляю:
если ты, боже, мне всё ещё (верю!) друг,
не открывай со мной рядом ворота рая!
господи, я попрошу тебя об одном:
да, пусть всё рушится, как и прежде,
только не надо больше крушить мой дом,
не оставляй мне путей к бесплодной надежде.
господи, боже, молю, мне надежд не давай.
не посылай никого, кто даст хоть намёки...
хочешь меня убить? тогда убивай.
только я больше не буду веровать в сроки.
пусть продолжается всё, что ты мне воздашь,
пусть разрушается мир, пусть повсюду слышатся слёзы,
только надежды не шли мне, что не предашь.
не разрушай мой дом. и не шли мне грёзы.
господи, буду я верным твоим рабом,
всё, что захочешь, сделаю в серой краске,
только не надо больше надежд. огнём
я не хочу гореть, уверовав в сказку.
господи, я просто верю, что ты мне друг,
друг ли, хозяин... да впрочем, уже неважно.
просто в надежде жить никак не смогу.
не делай так больше, боже. мне слишком страшно.

@темы: поэтическая рефлексия

19:21 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
говорить про другие миры - это будто игра.
будто чьи-то косички, на тёплом ветру расплетаясь,
отражаются в небе, и солнце сияет с утра:
оно просто, как эти косички, желтеет, я знаю.

будто девочка в синем стоит у порога с утра,
чтобы песенку спеть - о любви? или, может, о сердце?..
песни петь - это тоже, наверное, просто игра.
это просто, наверное, память о прожитом детстве.

вырастая, мы все умираем - такая игра.
умирают все наши мечты, уходя, не сбываясь.
нет любви, нет и песен, миры укатились с утра,
будто мячики с горки, да звёздочками отражаясь

в тёмном небе ночном, только мы не увидим его.
где-то в прошлом остались косички и девочка в синем.
больше нет никого, не осталось, увы, ничего.
детство кончилось, будто бы мёртвой покрыл коркой иней

нашу глупую жизнь. ну да что я тут - нашу. мою.
"наше" - это из детства. оно расплелось, укатилось.
я стою в пустоте, пустоте свою песню пою:
всё игра, что с утра мне когда-то, я помню, приснилась.

просто верить в миры - это тоже, наверно, игра.
говорить о мечте, о любви, о каком-то там "вместе"...
мне, наверное, скоро проснуться не выйдет с утра,
на прощанье сдаю пустоте эту горькую песню.

@темы: поэтическая рефлексия

00:15 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
друг мой,
я честно так не хотел.
чтобы помощь твоя
оставляла тебя же
будто бы не у дел,
чтобы верность моя
мне же делала больно
в один момент.
друг мой,
я себя закатал бы лучше в цемент.

друг мой, послушай,
я правда хотел не так.
я хотел получить
возможно, какой-то знак
и остановиться
вовремя у ворот.
друг мой, я и не думал,
что это будет полёт.
я не скрывал,
что закрутит и заберёт.

друг мой, прости,
я действительно не хотел.
если можешь уйти -
уйди,
прекрати этот беспредел!..
я совсем не хочу,
чтоб ты сбился опять с пути.
друг мой, прошу, уходи,
если можешь уйти.

друг мой, не знаю,
как быть и куда бежать.
знаю одно -
очень холодно умирать.
я не хочу,
чтоб и ты со мной погибал...
но сам уйти не могу.
не могу.
прости.
я предупреждал.

@темы: поэтическая рефлексия

20:29 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
не надо говорить о том, что хочешь мне помочь.
ты в сон захочешь улететь, когда начнётся ночь,
когда засветит тёплый свет, ты в свой захочешь мир.
ты можешь дать мне силы жить... лишь сколько хватит сил.

я растворюсь в один момент в дыхании твоём,
и ты решишь, что это всё, что силы мы найдём.
дыхание уйдёт в свой мир, своей судьбой дышать,
а я останусь рвать себя, кричать, рыдать, терять.

о том, что хочешь быть со мной, не надо говорить.
не то, не то, совсем не то, когда ты хочешь быть
один, как только от меня внезапно устаёшь.
не надо говорить со мной, всё это будет ложь.

нет сил идти туда, где сны сплетаются опять.
тебя со мною рядом нет - мне хочется рыдать.
я невзаимность не люблю, я не люблю мечты.
прошу, не помогай, раз так помочь мне хочешь ты.

я смерти вовсе не прошу, хоть не судилось жить.
вот только больше не ношу твоих спасений нить.
когда, идя сквозь темноту, начнёшь ты уставать -
пойми, что я так не могу. не надо - помогать.

идёшь вперёд - ну так иди, но не бери с собой.
оставь меня на полпути - ты всё равно герой.
я погружаюсь в сны свои, взлетаю в пустоту.
оставь меня. не надо слов. и забери... мечту.

@темы: поэтическая рефлексия

01:48 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
Лиса живёт на улице, полной лета.
лето повсюду - лето в стенах домов,
лето в конфетных обёртках, в ярких букетах
у магазина подарков. лето - в хвостах котов.
лето - в одежде Лисы - цветастом платье.
лето в улыбках прохожих, лето кругом.
Лисе с утра легко встаётся с кровати -
летом и жизнью Лисин лучится дом.

Грета живёт на улице, полной грусти.
грусть в её сердце, в доме, на этаже.
Грета порой надеется, что отпустит,
что грусть из домов однажды вытравит ЖЭК
как тараканов. или как крыс. не жалко!
Грете не жалко, наверное, никого.
грусть в её серой куртке, грусть в каждой палке,
что вместо деревьев растут кругом вдоль домов.

люди уходят с улицы, остаются...
кто-то увидел Лису - и очень рад.
кто-то увидел Грету - и полон грусти.
кто-то увидел Лису - видит парад!
кто-то увидел Грету - видит поминки...
улица так привыкла всё отражать.
чёрно-белыми кажутся с Гретой прохожих снимки,
снимками с Лисой можно смело дышать.

люди уходят, если находят силы.
как же от Лисы-то от такой уйти?
только купить на улице той квартиру,
только с пути своего внезапно сойти.
только остаться рядом, забыв о жизни,
помня лишь только о лете, лете вокруг...
и остаются, не допуская и мысли,
что где-то, за гранью улицы, брошен друг.

люди уходят, если находят смысл.
как же от Греты уйти? Грета - навсегда.
на улице Греты всегда опадают листья,
на улице Греты всегда вздыхает беда.
тут не уйдёшь, в тиски попав этой грусти,
только быть рядом можно теперь уже.
Гретина боль - такое сильное чувство,
что все иные будто вытравил ЖЭК.

Лиса и Грета порой встречаются ночью.
садятся на крыше на выцветшую тахту,
и разливают из термоса кто что хочет,
и смотрят на своей улицы красоту.
люди за окнами спят - кто-то в вечном лете,
кто-то в тревоге вечной, грусти ночной..
Лисе и Грете домой - только на рассвете,
хоть говори всю ночь, хоть шути, хоть пой.

Лиса смеётся: на этой неделе десять!
Грета вздыхает: на этой неделе пять...
вспомнили вдруг: не неделя это, а месяц,
и вообще, не виделись год опять.
значит, всего пятнадцать жертв за неделю!
как-то, наверно, мало... а, впрочем, нет:
таких, как та девочка в рыжем, давно не ели,
мальчик в зелёном - тоже вполне обед.

ты привела обоих, гордится Лиса.
Грета грустит: почти доели уже...
на улицах есть других тараканы, крысы,
здесь паразитов надёжно вытравил ЖЭК.
Лисе и Грете новых прохожих хватит -
кого на месяц только, кого на год.
кто-то годами грезит Лисиным платьем,
кто-то недолго плачет - с крыши и влёт.

те, кто смеётся, смеются обычно дольше,
те, кто грустит - они, конечно, сытней...
Лиса и Грета вместе уже хохочут:
сколько на улице будет ещё людей!
только одно лишь страшно: с неё не выйдешь.
если закончатся - чем питаться тогда?
впрочем, с чего поднимать нерезонный кипеш.
люди здесь будут. люди будут всегда.

но неужели своих у них нету, вздыхает Грета.
Лиса не понимает: своих чего?..
нет у них чувств. нету горя и нету света,
раз остаются как-то без лишних слов.
значит, решает Лиса, и мы их кормим.
мы хозяева, не паразиты! плату берём!

чувства - не суть. не остаться поможет воля.
у Лисы и Греты есть. а у вас - найдём?

@темы: поэтическая рефлексия

15:44 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
я не знаю, що робити, коли хочеться казати,
говорити, бути, жити, розуміти и писати.
я не знаю, ким тут стати, як тут жити, чим тут бути:
штати, штадти, магістрати... час ці терміни забути.
я не знаю, нащо пісню знати, слухати, співати,
як тут душно, як тут тісно, що робити, що казати.
як, заплутавшись у казці, випливати на поверхню?
як тут виплисти у масці? як тут зняти маски мертві?
я не знаю, як тут бути, чим тут жити, що тут знати.
треба просто все забути і новим хоч чимось стати.
а якщо нема дороги, йти туди, де світять зорі,
і не буде ні тривоги, ані болю, ані горя.

@темы: поэтическая рефлексия

06:11 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
комендант, разрешите спросить? я смертельно устал.
я уже десять лет надрываюсь по полной программе.
за такое пора уж, наверное, на пьедестал,
или горько-прегорько заплакать, что хочется к маме.

я два года учусь, понимаете, не умирать.
и со всех со фронтов наступают ветра страшной боли.
нет, не надо, пожалуйста, мне ничего наливать:
спиться я могу сам, как и ссыпать на рану пуд соли.

комендант, я прожил восемь лет под обстрелом из мин,
пережил тот обстрел - и два года я под автоматом.
говорят, что война - это весь наш израненный мир?
так и есть. моя жизнь - война. вот такая вот плата

за мои ощущенья, что болью, однако, горят.
комендант, разрешите спросить - сколько мне надрываться?
я устал до безумья, спокойным я не был подряд
столько лет! мне должно же когда-то воздасться?!

комендант, да, я знаю, что помощь отправлена мне:
военврач, что был послан, во всех отношеньях прекрасен.
только, знаете, всё же спасенье на этой войне -
это выйти наружу, а не отлежаться в санчасти.

комендант, я порою хватаюсь за руку врача,
и кричу в темноте, только молча, чтоб он не услышал.
ведь приказ мне понятен: нельзя офицеру кричать,
даже если от боли практически снова не дышит.

да, быть может, я правда уже не в окопах сижу,
а в санчасти, в тепле согреваюсь полынным лекарством.
только всё же опять наступает тревожная жуть:
я хочу просто знать, что я здесь воевал не напрасно.

комендант, приходите, прошу! приходите за мной!
заберите, молю вас, с войны - этой чёртовой жизни!
не хочу умирать! жить хочу, но не жить за стеной,
а дышать кислородом, не ждать, что снесёт меня выстрел!

комендант, заберите меня, я смертельно устал.
я в санчасти ещё полежу: здесь заботливо кормят.
только вспомните, ну, кем я был, кто я есть, кем я стал...
заберите меня, мне же тесно в военной-то форме.

комендант, заберите меня, заберите домой.
заберите туда, где войны нипочём не бывает.
я всего лишь нескладный поэт, я совсем не герой...
заберите меня, я вам новую песню сыграю.

заберите меня вместе с клочьями рваной души!
мне её не собрать, не сложить, не спасти и полынью!
и мой китель, вы знаете, чувством одним лишь обшит...
всё, что есть у меня на войне - ваше вечное имя.

@темы: поэтическая рефлексия

03:04 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
нет ничего страшнее такой любви.
каждый мой шаг - подотчётный тебе лепесток.
каждый мой вдох - безотчётная гордость твоя.
где-то слились наши чувства, твои и мои.
где-то звезда мне укажет опять на восток,
где-то на запад луна повлечёт и тебя.
нет ничего страшнее такой мечты,
что не создать, не наметить, не высказать вслух,
только с мечтою на равных трястись на ветру.
нет ничего безысходней, чем я и чем ты.
нет ничего беспощадней отчаянных мук,
которыми я без тебя безнадёжно живу.
нет ничего страшнее моей вины.
счастья, с которым дышу я в чужие глаза,
нежности не к тебе обращённых слов.
я бы хотел, чтоб пустили тебя мои сны,
только ты скажешь на это: пока что нельзя.
только ты скажешь, что я всё ещё не готов.
нет ничего страшнее спутанных фраз,
что я тебе беззаветно, нелепо пишу,
что ты, возможно... наверное... даже прочтёшь.
нет ничего безысходней потерянных нас,
в мире, где не у тебя на руках я дышу,
в мире, где ты всё равно меня видишь и ждёшь.

@темы: поэтическая рефлексия

02:23 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
мне бы с кем-то поговорить, да не с кем.
есть кому разразиться звонкою песней,
есть кому раззвенеться протяжным криком,
есть за кем побежать в безумии диком.
есть кому рассказать о силе неволи,
есть кому размешать и судьбы, и доли,
есть кого обнимать на краешке сердца,
и любовью кого назвать тоже есть мне...

мне бы с кем-то поговорить, но не с кем.
не поймут ваши сны моей странной песни,
я и сам не пойму. звенеть буду криком,
и бежать в пустоту в безумии диком.
мне бы поговорить об этой неволе!
мне бы чувствовать власть, и судьбы, и доли...
мой ответ затаён на краешке сердца.
мне б услышать его, говорить!.. да не с кем...


@темы: поэтическая рефлексия

08:42 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
струны гитары, как спел бы Шклярский, были лакомы да и ломки;
струны любви, как в попсе бы спели, надрывались, звеня.
я видел море, оно повсюду, от горизонта до кромки,
а струны натягивались тетивой на самого меня.

солью засыпав шальное сердце, я погружался в волны,
плевать, что их не было в этом доме: зато они были в ней.
я ощущал тебя: соль морская, вечность со светлыми волосами,
гулкий, отважный кусок вселенной: моря, листвы, степей.

пьяной струной (как поёт Лагутенко) я ощущал задачу:
выпить как можно больше из чаши, выпить бездонный свет.
выпить бездонное - невозможно. это, конечно, значит,
что можно потратить на распиванье сколько угодно лет...

впрочем, а было ли это важно? море было повсюду.
я вспоминал свой глухой, вчерашний, очень далёкий день.
я сохранил себя: под часами, юноша с длинными волосами,
и безразлично, что изменилось. время течёт. ручей.

время - оно не бездонное море, время так просто вспомнить.
чтобы себя ощутить внезапно, струнами лишь дышать,
струнами, стонами, волосами, солью морской, далёким цунами...
свет проливался на поле брани, время тянулось вспять.

где-то под небом гибнет пехота, в небе рыдают боги,
а Громовержец швыряет с неба праведный, вечный гнев...
я сохранил себя в этой битве. выжил. остался. вспомнил.
плевать, кем сейчас меня наблюдают: я отразился в ней.

пусть они гибнут на этом поле, кровь проливают, плачут...
каждому - воля, каждому - выбор, мне же - один ответ.
переплавлять чьи-то пули в струны - спел Лагутенко - задача.
и отражаться в тебе-бездонной сколько захочешь лет.

@темы: поэтическая рефлексия

04:55 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
разрывалось молчание на сумерки, на молекулы,
на зелёные петли едва наступившей весны.
я любил одну девушку, заливался приторным смехом, и
заволакивал, заводил её в свои сны.

я любил одну девушку - и неважно, что были - разные.
для меня они все - образ вечной лютни моей.
трубадуром я был в мире том, где бренчали разности
под тревожно-тусклый привкус-присвет свечей.

трубадуром я был - и остался. любил потерянно,
где-то там, в пустоте, всё искал своего короля,
а попутно - смеялся, считая, сколько отмерено
каждой девушке, что зачем-то попутно влюблялся я.

что искал? короля? красавицу? одиночество?
нет... наверно, не-одиночества ясный свет.
каждый раз понимал, что мне заново жить не хочется,
каждый раз соглашался, что много осталось лет.

сердце рвётся в стихи. я смотрю на него и думаю:
сколько лет же должно пройти, чтобы я нашёл?
я любил одну девушку... я люблю... я закован рунами:
не найду ничего. просто не заслужил ещё.

бились руны на мне, трепетали от крика "хватит же!",
разрывались, трещали в моих запредельных снах.
только клятву я дал - и куда уж теперь горбатиться
над попытками выжать солнце там, где лишь прах.

я любил одну девушку. её имя было - вселенная.
ей смеялся в лицо и шептал: люби же, люби!..
разрывалось отчаянье на слёзы и на молекулы.
ну а я всё просил: будь со мною. боготворил.

но вселенной я - трубадур, существо забавное,
даже нужное, и она об этом порой говорит...
но мне нужно "не-одиночество", а иначе небо расплавлено.
я молчу. тишина. только, Господи...
...как болит.

@темы: поэтическая рефлексия

10:40 

это тоже по "Дому, в котором..."

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
а в комментариях таких стихов будет много - их возжелал Lis_Uliss, а отказать этому существу было бы преступлением))

росчерк тихий пером - по миру
рассечённая медью вечность
заплести из нелепых игр
показную свою беспечность

распластаться на старой ткани
одеяла. уже в который?
ты давно побывал за гранью,
и вернулся. так, по приколу...

человеком быть очень больно,
отчего ж не сделаться зверем?
неподвластным команде "вольно",
зверем в клетке из вечных перьев.

рисовать пером свою вечность,
рассечённую вкусом меди.
только вкус на губах не лечит,
как не лечат твои соседи:

те, что толпами - на Изнанку,
те, что гвардиями - в наружность...
ты отправишься спозаранку
в новый круг - может быть, ненужный...

но зачем-то же стал шакалом?!
чтобы стылую нюхать падаль?
чтобы время медью стекало
по твоим незажившим ранам?..

чтобы время нюхало зверя,
чтобы зверь обнюхивал время...
твою жизнь уже не измерить:
ну какая вечности мера?

каждый круг оседает плотью,
рваной плотью в зубах шакала.
ты, наверное, не был против,
когда смерть тебя отпускала,

разрешив поиграть с друзьями.
проявила добросердечность?..
ты - без смерти - стал частью стаи,
что на новом круге растает,
новой падалью снова станет...
рассечённая
медью
вечность

@темы: поэтическая рефлексия

13:04 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
знаешь, каким тяжёлым может быть путь
от разламывающегося линиями каменного яйца
до дракона с золотыми, как свет, глазами?
знаешь, как сложно бывает в себе вернуть
то, что забыл от начала и до конца,
то, что не высказать самыми яростными словами?
оно длинное

@темы: поэтическая рефлексия

01:56 

lock Доступ к записи ограничен

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:35 

внезапно с посвящением, редко меня так

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
прощай,
если б я извиняться умел,
то сказал бы "прости".
я когда-то писал,
что, наверное, нам по пути,
только что-то не в такт,
и какой-то там знак,
может, даже дорожный
(зачем на дороге, чудак,
стоять?),
говорит нам: нельзя
дышать.

прощай,
это просто иллюзия сна:
оставаться с тобой.
ты закат, я рассвет,
ты мелодия приторных грёз,
я мелодия ветра.
ты амброзия гор, ты весна,
ты - проигранный бой.
я же горечь отброшенных лет,
безответный вопрос,
цвет, что выпал из спектра.

прощай,
я не знаю, как быть без тебя,
но, наверно, смогу.
у меня свой начертанный путь
на листе мирозданья.
как-нибудь
просто выберусь. да, как-нибудь.
ты меня позабудь... не забудь...
да какая там разница! суть
здесь одна: я, похоже, бегу,
и бросаю тебе: до свиданья.

или всё же прощай?..
ты, наверное, станешь мне сном.
после всех этих лет
очень горько дышать озареньем:
я опять не о том.
ты закат, я, напомним, рассвет,
пониманье того, что нас нет,
что и не было этой зари,
этой ночи ночей, этих, молча, "смотри",
этих слёз у тебя на груди...
покрывается тенью.

прощай,
ты не золото, ты малахит.
а мне нужен совсем другой слой
неразбитого счастья.
прощай,
моя тёмная-ясная ты,
я ушёл - пусть ушёл не герой,
но ушёл тот, кто властен
над собой, над своей пустотой,
над своей неразбитой мечтой,
и способен отдать, отпустить
горький взрыв промежуточной страсти.
тебе лучше забыть... не забыть...
словом, знаешь, не суть,
у меня есть мой путь,
а тебя мне уже не вернуть:
так, увы, будет лучше.
так что просто прощай.
и не слушай.
знаешь... всё же... забудь.
я давно потерял свою душу,
в моём сердце пылает мой путь,
ну а ты...
малахитово-гулкая ты...
ты...
прощай.

upd. в комментариях ссылка на аудио
запись создана: 17.12.2014 в 05:11

@темы: поэтическая рефлексия

19:12 

lock Доступ к записи ограничен

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:43 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
феерия продолжается.
на сей раз - стих по заданному, такому же рандомному (но уже Лининой работы, зато моего алгоритма) таймингу и Лининому восприятию. заказ был следующий: читать дальше
клип был вот такой: читать дальше

а стих вот. и да, он с матом, но у меня и так весь дневник нецензурный же))

Как нелепо, малышка. Смотри - полагаешь, я крут?
Я не крут, я давно заблудился в холодной ночи.
Побросал фотографии в лужу, забыл красоту.
Я-то в теле твоём, но он - в сердце моём. Покричи.
Где-то там бродят рыцари Ордена дли-и-инных ножей,
Свои лица за масками прячут, наружу - глаза.
Они любят такими ночами ловить упырей.
Где-то в резервуаре Присциллы стекает слеза:
Ей, наверное, лишнего Йохан понарасказал...
Говорит, где-то бродят и оборотни, и упыри.
А я помню его, своего. Его волчий оскал.
Его взгляд-полнолунье навеки остался внутри.
Знаешь, детка, я имя твоё, ты прости, позабыл.
Вроде Эшли, а вроде недавно-то шлюха была...
Ты прости, просто вспомнил, как волк мой Кристину убил.
Хотя нет, не убил, я забыл - она вроде жива.
Помню, вместе сидели - технически, вроде, и врозь.
Он в участке, меня заперла упырица моя.
Моя мать - это тема, которая режет насквозь.
Если б мог, не позволил, чтоб рядом была с ней сестра.
А Кристину спасли, полисмен предоставил врачам.
Дядя Норман ликует: живой и несчастный варгульф!
Можно долго лечить и прикапываться к мелочам.
О, ты шлюха опять. Ты которая за день? Я труп...
Я поеду к нему, ты прости. Где-то Йохан в тоске.
Обсуждает с Присциллой, наверное, всё же, меня.
Как же, я идиот. Волк тогда обратился при мне,
Только я перед ним на колени, увы, не упал.
Надо было кричать, надо было прощенья просить.
Или всё же молить, ведь оставил его одного
На той фабрике старой, где можно часами бродить.
Ты прости меня, Питер. Прости. Я дурак и гандон.
Моя мать где-то там - мою тётю, наверное, ест.
Ну а если не ест, так пришибла уж наверняка.
Ей завидно - ты есть у меня. У неё - только лес.
Нужен ей мой отец, а не звёзды, не лес, не река.
Может, сдохнет уже наконец, да от пули его...
Блядь, чувак, я настолько пиздецки сегодня устал.
Ты скажи, я прошу - это правда ведь, да, ничего,
Что на шлюх променял я сегодня твой волчий оскал?
Ну спокойно, дурак. Я дурак. Я дурак и гондон.
Я же это сказал ещё несколько строчек назад.
Всё нормально, проснись, моё сердце. Всё это был сон.
Поцелуй меня, счастье моё. И скажи - ты мне рад?

@темы: поэтическая рефлексия

22:19 

ни о чём-обо всём

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
горло прошло, и боль переходит в насморк.
приступы скепсиса бьют, как рваные раны.
суть бытия - совсем не в том, чтоб бояться,
вовсе не в том, чтоб привычное петь упрямо.

кровь перестала течь, боль не прекратилась.
на улице минус десять, греюсь об чашку.
многое вылилось прочь, многое забылось.
время дышать морозом и пить ромашку.

чья-то душа во мне, моё сердце в ком-то.
странно собою быть в этом новом веке.
сайт обновить почтовый, признать без понта:
смысл заключен в один недошедший трекинг.

@темы: поэтическая рефлексия

А что не война - всё фетиш...(с)

главная